26.05.2016 - Илдус Нафиков: «Общая установка – начинать не с бедных слоев населения, а с элитных»

В Татарстане обкатают технологию избавления водоохранных зон от незаконных построек.

Пощады при чистке водоохранных зон РТ от самовольной застройки не будет, «маховик раскручивается», предупредили вчера татарстанские и федеральные прокуроры на форуме в Казани. Впрочем, перед тем как наказывать по всей строгости, правоохранители «сходят в народ», и только потом в дело пойдут бульдозеры. Кроме того, как узнал корреспондент «БИЗНЕС Online», большая проблема — сотни затопленных судов, а РТ ищет деньги на ремонт очистных сооружений, ситуация с которыми близка критической.

«КОГДА УВИДИМ БУЛЬДОЗЕРЫ? ЭТО ПРОИЗОЙДЕТ»

Главы волжской межрегиональной природоохранной прокуратуры и прокуратуры РТ, а также ряд экспертов собрались вчера на форуме в Казани, чтобы обсудить вопросы борьбы с незаконным занятием береговой полосы, подъема и утилизации затонувших судов, а также ликвидации незаконных сбросов в водные объекты. Перед заседанием прокуроры собрались узким кругом на совещании двух прокуратур и, как сказал журналистам прокурор РТ Илдус Нафиков, «немножко дали пинка». Кому — вариантов немало. И точно пора. Напомним, 2016-й объявлен в РТ Годом водоохранных зон, а 2017-й уже объявлен Годом экологии в России.

Нафиков начал со статистики. В Татарстане 13,5 тыс. рек, ручьев и каналов, почти 12 тыс. озер, около 6 тыс. искусственных водоемов. И у большинства из них нет четко установленной береговой линии, отсюда идут многие проблемы. «Журналисты, экологическая общественность часто задают вопросы: когда мы увидим бульдозеры, сносящие вдоль рек и озер незаконные заборы, беседки и бани? — рассуждал Нафиков. — Это произойдет! Но в первую очередь мы должны добиться добровольного устранения нарушений закона всеми без исключения, а не просто принудительно и избирательно. А для этого должна быть достигнута юридическая ясность, проделана большая и незаметная правовая работа по учету всех объектов, регистрации их актуальных границ».

В 10 муниципалитетах уже ведется работа по постановке на учет береговой линии и передаче в муниципальную собственность свободных земельных участков вдоль водных объектов. «Это позволит исключить в будущем их захват и присвоение», — сказал Нафиков, уточнив, что в ближайшие два-три месяца эту работу закончат. Тут же прокурор РТ похвастался, что правительством России по инициативе РТ принято постановление, по которому субъект может самостоятельно корректировать границы водных объектов, исходя из их фактического местоположения. Отметим, что определение границ кое-где в России уже приняло скандальный оборот. Как сообщил волжский межрегиональный природоохранный прокурор Вениамин Селифанов, в Саратовской области региональное минприроды перечислило по подложным документам более 4 млн. рублей за якобы выполненные работы по определению границ. Очевидно, слова волжского прокурора — понятное предупреждение подобным деятелям и из других регионов. «Маховик раскручивается, — предупредил Селифанов. — Сейчас в Татарстане мы нарабатываем практику, которая будет востребована по всей России».

«НА ПРИМЕРЕ ЭЛИТЫ МЫ ДОЛЖНЫ ПОКАЗАТЬ...»

Казанская межрайонная природоохранная прокуратура в 2016 году обследовала 150 км береговых полос Волги, Камы, Куйбышевского водохранилища. Выявлено свыше 100 нарушений водного и земельного законодательства, из которых 70% — факты самовольного захвата береговых полос. Далее Нафиков обозначил ряд злободневных вопросов. Как быть с обрушающимися берегами, там, где через 5 - 6 лет фактическая береговая линия уйдет от установленной юридической? Считать ли правонарушением вынужденное самовольное берегоукрепление? Кто будет следить за порядком и чистотой на береговой линии, которая по факту не относится к муниципалитетам (земли водного фонда), а ближайшего землепользователя от воды отогнали? Не получим ли мы еще большие проблемы, в том числе для водоема?

На вопрос «БИЗНЕС Online» о том, как все-таки будут заставлять освобождать территории, Нафиков ответил: «Мы обращаемся к населению, выходим в ходе проверок в народ — это первый шаг». При этом прокурор публично заверил: «Наша общая установка — начинать не со второстепенных объектов, не с бедных слоев населения, а с элитных слоев. Почему мы взяли сначала Мешу, Боровое Матюшино? Мы сначала на примере элиты должны показать, что они добровольно устраняют нарушения, а остальные люди потом потянутся за ними».

Замминистра экологии РТ Фаяз Шакиров сообщил, что его ведомство ведет работу по предотвращению ограничения доступа граждан к водным объектам (с начала года заведено 92 административных дела), а также по контролю за сбросом сточных вод. На 78 водных объектах установлен статус водоохранных зон, еще 24 прибавится в этом году. Начальник отдела государственного земельного надзора, геодезии и картографии управления Росреестра по РТ Ильнур Галеев отчитался об обследовании более 1,5 тыс. прибрежных земельных участков, из которых 220 заняли самовольно. «Ведется работа по привлечению к ответственности», — по-чиновничьи сказал Галеев и попросил помощи у полиции и прокуратуры из-за того, что нарушители уклоняются от проверок, не получают уведомлений и не идут на контакт.

«Пока общественность не удовлетворена работой госструктур по исправлению ситуации, — добавил ложку дегтя председатель Общественной палаты РТ Анатолий Фомин. — Есть решения судов? Выполнены они? Никто не знает. Мы знаем, что решение суда — это одно дело, а его выполнение — совсем другое. К большому сожалению, полгода уже прошло, а мы ни в прессе, нигде не видели серьезных выводов, исправлений по этому вопросу. Резонансное настроение в обществе ожидаемо. Вот сейчас люди ждут. За любым участком есть конкретные люди. Кто строил? Кто надзирал, наблюдал? Кто промолчал?»

ОПАСНЫЕ УТОПЛЕННИКИ

Глава комитета по экологии, природопользованию, агропромышленной и продовольственной политике Тахир Хадеев продолжил дискуссию вопросом об утилизации судов, которые десятки лет покоятся на дне водоемов РТ. Таковых «утопленников» в республике около сотни, большинство — в районе казанских путей судоходства. «Они затрудняют судоходство, ведут к нарушению водных процессов, ухудшается качество питьевой воды», — подчеркнул Хадеев. По его словам, подъем судна дорого обходится налогоплательщику: за подъем и утилизацию 1 т затонувшего железа нужно заплатить около 20 тыс. рублей, а принимают металл по 7 тыс. рублей за тонну. Получите убыток в 13 тыс. рублей.«Отсутствует комплексный федеральный подход», — посетовал чиновник.

Заместитель волжского межрегионального природоохранного прокурора Олег Даминов уточнил, что на сегодня в водоемах Волжского бассейна, то есть в границах 16 регионов, находится 560 судов-утопленников: 250 — в границах Астраханской области; около сотни — в Татарстане; в Нижегородской и Саратовской областях — 53 и 41 объект соответственно. Но Татарстан — это еще неплохой пример: в 1998 году в регионе было 348 таких судов, к 2014-му подняли 240.

Однако здесь прозвучало любопытное возражение. «Говорить о том, что есть единое решение, крайне некорректно, — отметил глава РГО в РТ Дмитрий Шиллер. — Без экологической паспортизации объекта поднимать судно чревато для экологии. Поднятие судна — это разрушение микромира, который создался вокруг него». Начальник отдела Росводресурсов по РТ Артем Филиппов добавил, что должна быть не только экологическая, но и технологическая экспертиза. «К нам обращались предприниматели, которые знали о брошенных плавсредствах и хотели полулегально поднять их для сдачи металла, — сказал Филиппов. — Могу сказать, что такие «доброжелатели» относятся к утилизации поверхностно, извлекают все, что можно, а самое опасное остается на дне. Кто должен отвечать за утилизацию? Нам говорят, что это должен делать собственник, но в большинстве случаев его нет. Значит, должен быть ответственный государственный орган».

ПОЧЕМУ НОРМЫ ЭКОЛОГИИ ГРОЗЯТ ПАРАЛИЗОВАТЬ ЭКОНОМИЧЕСКУЮ ЖИЗНЬ

Об актуальной для Татарстана проблеме загрязнения вод рассказал зампрокурора РТ Марат Долгов. Только в прошлом году в водные объекты республики сброшено почти 90 млн. куб. м неочищенных и 497 млн. куб. м недоочищенных стоков. «Динамика неблагоприятная, многие поверхностные воды, ранее характеризуемые как условно чистые, переходят в категорию загрязненных, — заявил Долгов. — Главная причина растущей загрязненности, на мой взгляд, опять же экономическая. В существующих экономических условиях проектирование, постройка очистных сооружений надлежащего класса для большинства субъектов водопользования невозможны». «Масштаб нарушений настолько велик, настолько много субъектов вовлечено в загрязнение водоемов, что при механическом применении всего арсенала контролирующих и правоохранительных органов экономическая жизнь, особенно система ЖКХ в республике, будет фактически парализована», — обрисовал еще одну сторону проблемы Долгов. Нафиков предложил искать опыт в соседних регионах, где аналогичную проблему начали решать раньше.

Начальник отдела госэкологической экспертизы и нормирования Росприроднадзора по РТ Елена Попова сообщила, что коэффициенты за сбросы недостаточно очищенных сточных вод с 2020 года значительно увеличатся — с 25% до 100%. «Речь о том, что это будут затраты предприятия, — предупредила она. — Без серьезной реконструкции очистных сооружений невозможно будет достичь установленных нормативов». Попова предложила создать программу по реконструкции очистных сооружений — без этого будут обанкрочены все водоканалы. Глава совета муниципальных образований Минсагит Шакиров сообщил, что такая программа разрабатывается минстроем РТ. «Муниципалитеты вообще не имеют инвестиционной программы, все идет через госпрограммы! — подчеркнул Шакиров. — Хотели ее начинать еще в прошлом году, но в связи с финансовыми затруднениями в нее попала лишь часть объектов, но стратегия быть должна».

Подводя итоги, Селифанов сообщил, что надо глубоко проанализировать полученную информацию. «Есть огромный потенциал научного сообщества, который мы можем использовать в надзорной деятельности, — заверил он. — В Татарстане начат новый формат работы, он будет продолжен в 2017 году в Год экологии, работа будет постоянной».

 

Последнее обновление: 21 июня 2017, 11:15

Все материалы сайта доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International
Яндекс цитирования